Воскресенье, 25.06.2017, 04:57




















Из Харгейсы в Джибути на Ил-18

Автор © А. Копцев


После крушения под Калязином в 2001 году и снятия всех оставшихся Ил-18 с пасс. линий в РФ, в мире осталось не так уж много мест, где выполняются регулярные пассажирские рейсы на данном типе ВС. Одно из них – Сомали. А/к «Даалло» гоняет Ил-18 из Джибути в Могадишо и Харгейсу, а иногда и в Босасо или Галькайо (обычно туда летают Ан-24).

В декабре 2009 нам посчастливилось протестировать Ил-18 на рейсе из Харгейсы в Джибути.

Расписание, которое вы можете увидеть на интернет-ресурсе «Даалло», не всегда совпадает с реальным. И даже «Боинга-737-200», который изображён на их главной странице, у «Даалло» тоже нет. В Дубай из Джибути сейчас летают DC-9 с перуанскими экипажами. Впрочем, ничего своего у «Даалло» вообще нет.

Кроме «Даалло» рейсы из Сомали на Ил-18 выполняет и другая компания – «Джубба». Если вы тоже решите прокатиться на рейсах «Джуббы» или «Даалло», то, несмотря на то, что интернет-ресурсы обоих перевозчиков допускают оформление электронного билета, лучше всё же приобрести билет в кассе – на интернет-ресурсах обоих для передачи данных банковской карты используется незащищённое соединение.

Нам со спутницей достался казахстанский UP-I1802 (он же быв. UN-75002, он же быв. 3C-KKR, он же быв. EL-ARK, он же быв. LZ-BEZ, он же когда-то LOTовский SP-LSG).



Экипаж – тюменцы. За день до рейса поговорили в Харгейсе с одним из них. От ответа на вопрос о годе постройки борта наш собеседник деликатно уклонился, сказав только, что после сорока лет срок службы самолёта каждый год продлевает ещё на год КБ Ильюшина, а после сорока пяти для пассажирских перевозок борт использоваться уже не должен. Так случилось, что в разговоре я не к месту помянул, что летал на 75464 (это, к слову, вообще единственный Ил-18, на котором я летал), после чего наш собеседник как-то насторожился и стал отвечать гораздо менее охотно: «Какие-то вопросы у вас всё неинтересные. Зачем вам это? Зачем столько деталей? Вы точно не из ФСБ?» И на всякий случай даже сказал, что он правак, хотя на другой день, когда мы шли к самолёту, с улыбкой помахал нам из открытой форточки с командирского кресла.

На другой день, перед вылетом, начальник порта-сомалиец любезно пригласил нас ещё до начала регистрации и посадки пофотографировать самолёты от выхода на перрон, пропустив через все досмотры и границы без всякого досмотра. Знал бы он, что вчера, пока его не было, мы уже успели прогуляться по лётному полю, пока охранники спали у входа.





3X-GEG в Харгейсе:


Аэровокзал в Харгейсе со стороны перрона:



Пассажиров набился полный борт, хотя мы спокойно купили билет накануне вечером. Регистрация на рейс до Джибути проводится на двух стойках: у одной регистрируют тех, кто летит только до Джибути, у соседней – тех, кто из Джибути летит следующим рейсом «Даалло» в Дубай.

На контроле все пассажиры добросовестно ставят чумоданы на стол, расстёгивают их и даже выкладывают содержимое. За столом, словно экзаменационная комиссия, восседают начальник порта, сотрудник (досматривающий пассажиров) и сотрудница (досматривающая пассажирок). Досмотр в харгейсинском аэропорту им. Эгаля производится без всяких рамок и прочего оборудования. Причём, если мне достаточно было просто символически положить свою сумку перед начальником, даже не расстёгивая её, то моей спутнице тётка на полном серьёзе заглянула и в сумку, и под панамку, и даже общупала с ног до головы. «Разве что не подоила», говорит спутница.

Сам аэропорт довольно мил и вполне чист. Секция регистрации зримо напомнила мне аэропорт Котласа или Березников в середине восьмидесятых.




Правда, воды ни в туалете, ни во всём аэропорту не было – водопровод в этот день не работал. Для приготовления чаю и кофе в буфете использовалась вода из ведра за окном, поступавшая по шлангу. Так-то мы в Африке много где бывали, и чего только ни пивали, но в этот раз кофием решили всё же манкировать.

В накопителе:


Потолок:


Погрузка багажа:



Как и ожидалось, к назначенному времени вылета досмотр и границу не успела пройти ещё и половина пассажиров. Кроме нас, этим рейсом летят ещё пара белых и пара китайцев. Все остальные – сомалийцы, половина из которых с датскими, свейскими, британскими и прочими европейскими паспортами. У одной из сомалиек на обложке её документа вообще эмблема ООН – поди, беженка какая-нибудь.

Все сомалийцы, не имеющие иностранного гражданства, выезжают за рубеж с паспортами Сомали, хотя у нескольких важных сомалийцев (правда, не на контроле в аэропорту) мы видели и сомалилендские паспорта. Рискну предположить, что работники представительства Сомалиленда в Аддис-Абебе и другие весовые мужики с Харгейсы, приезжая в ФДРЭ, возможно, даже получают, по крайней мере, эфиопские визы и штампы именно в сомалилендский паспорт.

При вылете из Харгейсы, кстати, взимается сбор в 30 долл. США (квитанция установленной формы выдаётся) - то ли за пересечение границы, то ли аэропортовый сбор. Плюс 2 долл. США – "airport security charges” (крохотный квиточек с номером и суммой тоже дают). Оплату принимают не в шиллингах, а именно в долларах США. Оба сбора взимаются как с иностранных граждан, так и с самих сомалийцев.

Специально поинтересовался у начальника аэропорта возможностью получения визы по прилёту в Харгейсу (о такой, якобы существующей, возможности упоминалось в ряде электронных СМИ). Начальник порта для ответа на этот вопрос специально пригласил начальника аэропортовской иммиграционной службы. Ответ: виза по прибытию в аэропорту не выдаётся. Прибывающие пассажиры обязаны иметь действительные визы. Это относится в равной степени и к аэропортам, находящимся во всех остальных частях Сомали (о возможной вероятности получения визы по прилёту в Пунтленд так же упоминалось в интернете): и к Босасо и к Галькайо, находящимся в Пунтленде, и к Могадишо. Отсутствие визы влечёт за собой отправку обратно ближайшим рейсом на том же самолёте.

Со слов запорожских летунов, которые на своих Ан-32 каждый день возят пунтлендским пиратам по 5 тонн чата из эфиопского Дыре-Дауа, у них бывали случаи, когда пассажиров, прилетавших в Босасо без визы, тамошние власти разворачивали в аэропорту, и этим пассажирам приходилось этим же бортом возвращаться обратно.

Следует отметить, что это делает легальное посещение Пунтленда почти невозможным: виза по прибытию не выдаётся, а о представительствах Пунтленда где-либо мне слышать не приходилось. Разве что попробовать прилететь туда с визой «простого» Сомали – ведь Пунтленд, в отличие от Сомалиленда, собирался вроде интегрироваться в большое Сомали.

Полагаю, в описывавшемся пару лет назад случае гражданин РФ при прибытии в Харгейсу без визы просто дал взятку в харгейсинском аэропорту. Допускаю, что с некоторой – очень небольшой вероятностью – можно надеяться на повторение подобного успеха, при условии обратного вылета из этого же аэропорта. Но даже если вас и выпустят из Джибути или ещё откуда без визы страны прилёта, следует быть морально готовым к возвращению обратно в этот же день.

Кроме «Джуббы» и «Даалло», из разных частей-осколков Сомали за рубеж летают кенийский "African express” (пару-тройку раз в неделю из Берберы в Найроби и Дубай, а скоро будут летать и в Босасо, и в Галькайо), сомалийский «Особ» (вроде бы только грузовые рейсы) и ещё пара перевозчиков. Кроме упоминавшихся рейсов в Найроби и Дубай, из Берберы есть только рейсы в Могадишо. Больше рейсов из Берберы нет.

Реклама авиакассы в Харгейсе:


А вот так выглядит аэровокзал в Бербере:


Те, кому не хватило места в зале ожидания, могут отдохнуть в тени подбитого БТРа:



Через пару часов все пассажиры наконец-то прошли контроль и собрались в накопителе. Сразу после этого «экзаменационная комиссия» вынесла свой стол к выходу на перрон и начала повторный контроль всех без исключения пассажиров (!). Правда, уже в ускоренном варианте. И опять мне не надо было даже расстёгивать свою достаточно большую сумку, тогда как моей спутнице пришлось пройти у тётки повторную дойку с расстёгиванием рюкзачка. Извлекли из него крем. Тётка важно передаёт его начальнику порта:
- Что это?
- Это крем, так же важно отвечает начальник порта.
Отношение к безопасности тут сурьёзное. Ещё бы, бывают ведь и такие случаи

Крем возвращают нам обратно в сумку и всех выстраивают в очередь. Парами. Как в пионерском лагере:
- Двигайтесь по этой линии.

Мы в голове праздничной колонны. Чтобы было веселей, ведём за собой сотню пассажиров не прямо, а змейкой. За полосой виднеются два ржавых то ли МиГ-17, то ли МиГ-19.

Старые МиГи сомалийских ВВС в аэропорту Харгейсы:


На посадку заходит Ан-24 из Джибути. Садится. Проезжает мимо нас, совсем рядом. У нас так не разрешили бы пассажиров чуть не под крыло ему выводить. Пассажиры начинают фотографировать, и мы не отстаём.
- Стойте, стойте! Перестаньте снимать, бежит к нам какой-то мужик. Снимать тут запрещено! Закройте объектив!

Армянский EK-46507 в Харгейсе:



Он так и сопровождал нас до входа в самолёт и даже поднялся с нами по трапу, проследив даже, чтобы мы не успели сделать кадров изнутри:
- Если с нашим аэропортом что-нибудь случится, вы (!!) будете потом отвечать за это. Почему вы хотите сесть туда? Сядьте здесь.
- Ещё чего!

Таких истеричных САБовцев я давно не видел. Занимаем место в нервозной обстановке. Рассадка на борту на свободные места.


Предполётный инструктаж пассажирам здесь не проводят. В салоне один бортпроводник. В полёте (35 минут) угощают минералкой. Первые несколько рядов – старые советские кресла (как в Ту-154), в среднем салоне – ещё более старые, с какого-то западенского типа, и в последнем салоне, за основным выходом, ещё пара рядов, с кожаными или дерматиновыми сиденьями. Этот Ил-18 не раз перекомпоновывался из грузового в пассажирский.

В Джибути по прибытию красота: никто тебя за руки не хватает, объектив не закрывает, фотографированию не препятствует. К трапу подают цивильный автобус.






На соседней стоянке стоит UP-I1801 "Златоуст" (он же быв. UN-75005):



В ряде иноязычных публикаций UN-75005 и UN-75002 упоминаются в связи с именем В. Бута

По данным интернет-ресурса «Реестр самолётов Ил-18» UP-I1801 «Златоуст» (заводской номер 18.7.0.102.04) был построен в 1967 году, а UP-I1802 (заводской номер 18.5.0.086.03) был построен в 1965.

UP-I1801 и UP-I1802 в Джибути (снимок сделан из окна автобуса):


На площади перед аэропортом в Джибути вот такая вот машина на постаменте (не идентифицировал):


Здание аэровокзала:


В целом впечатление от поездки осталось отличное, если не обращать внимания на психованных САБовцев в Харгейсе. Через несколько дней, следуя на поезде Джибути – Дыре-Дауа (ж/д проходит мимо западного торца полосы в Джибути), видел на дальней стоянке ещё один Ил-18 (регистрацию не разглядел), но поездка в поезде джибутийско-эфиопской железной дороги – это уже совсем другая история.


Все права на текст и изображения принадлежат автору.
© А. Копцев

Меню
Форма входа
Поиск
Мы в Контакте
Друзья сайта
Уголок небаПАЛИТРА КРЫЛА - огромный архив профилей авиакамуфляжа АвиамузейРетропланЪ: Авиация и воздухоплавание до Второй мировой SkyFlex Interactive - Русский авиамодельный сайтИздательство «Полигон-пресс»т
Наш баннер
Мы будем вам признательны, если вы разместите нашу кнопку у себя на сайте. Если вы хотите обменяться с нами баннерами, пишите в гостевую книгу:

Сайт Авиационной Истории

Помощь проекту
Если Вам нравится наш проект и Вы готовы оказать нам материальную помощь, то Вы можете перечислить абсолютно любую сумму на наши кошельки:

Номера счетов
Статистика
Яндекс.Метрика
TOP 100 AVIATION SITES